June 26th, 2007

Волшебство закулисья

Стоя в кулисах в ожидании своего выхода на сцену, мне всегда бывает немножко жаль зрителя. Ведь он видит только одну из частей волшебной сказки спектакля. Только то, что мы выносим ему на сцену, но всю картинку целиком - увы!- не увидит никогда.

А ведь это настоящее волшебство. Даже не так. Настоящее колдовство!

Вот оно на сцене: яркое, порывистое, резвое, быстрое и сияющее. Только один миг, один шаг - кулиса! - и все изменилось. Вместо стремительного, летящего движения - рапид, вместо звонкой музыки ног - шепот набоек. Актеры шепотом крадутся к своим заряженным костюмам. Быстро да, но словно в вязком меду, нежно прикасаются набойками степовых туфель к полу. За кулисами минимум звуков. Главное действо на сцене, но главное таинство - здесь, в зеленом полумраке кулис, в золотом свете старой гримерки, тусклом блеске мутноватых зеркал. Сколько отчаянья, страха, нетерпения, еле сдерживаемого смеха, восторга и счастливых слез впитали в себя эти стены. Когда входишь за кулисы, все эти эмоции разом пытаются завладеть тобой. Очень уж сильно их подавляют здесь. Все тихо, все внутри, шепотом или молча, на одном выдохе, за пол минуты быстрого переодевания. И все разом.

Лица, позы, жесты танцоров - все преображает магическое закулисье. Кажется, что нас в несколько раз больше, чем на самом деле. На сцене только один образ, но за кулисами все-все образы спектакля рвутся из каждого актера. И мы из последних сил сдерживаем их, чтобы "не расплескаться", донести до сцены целостность и неповторимость каждого.

Стоя в тесной, зеленой кулисе, и растирая тихими набойками канифольную пыльцу, я считаю такты и думаю о том, что заплакала бы, если бы не та легкая, радостная и чуточку ироничная девушка, которая сейчас скользнет на сцену, взметнув юбку. Она не даст волю слезам. Пусть даже и счастливым.